суббота, 28 апреля 2012 г.

Рецензия на стихотворение Александра Линде "Мое оружие"


Александр Линде

Мое оружие –
молитвы щит,
меч веры.
Они же – твердь
твердыни бытия.
Слова бледнеют,
мыслей тонет невод,
Господь, я пред тобой,
веди меня.

Здравствуйте, уважаемые читатели!

В своей художественной публицистике я уже рассуждала о таком довольно распространенном и, по моему мнению, весьма плачевном явлении в современной русской поэзии (не берусь судить шире), как наличие в ней авторов, отказавшихся от Бога, не признающих у человека бессмертную душу, смеющихся над понятиями таланта и вдохновения. Эти люди уверены в том, что хорошим поэтом может стать абсолютно любой человек, задавшийся целью, путем обширного чтения, целенаправленного обучения и ежедневных упражнений с листком и ручкой.

На этом пугающем фоне особенно отрадно видеть поэтов, которые не приписывают себе никаких заслуг, а свою поэзию воспринимают как служение Богу. О творчестве одного из таких авторов мы и поговорим в этой рецензии.

Александр Линде. Своеобразный, узнаваемый современный поэт, в произведениях которого, думается, главным является "поиск Духа": об этом говорит прямо выдержка из Д. Ревякина, взятая автором в качестве эпиграфа для своей страницы на портале Стихи.ру; это подтверждает и общая атмосфера его "виртуальной тетради", и тематика творчества, и даже используемая – всегда тщательно подбираемая – лексика.

Не могу сказать, что ощущаю близкой, родственной своей душе поэзию Александра Линде. Многое в ней видится "головным", идеологическим, схематичным. Но нельзя не признать в авторе Поэта, а в его творчестве – прочного духовного стержня. Особое удовольствие доставляют отдельные стихи и строки, искусно сплетенные, кропотливо проработанные. Большое значение метафоричности, инверсии и стилизации в его стихах неоднократно уже отмечалось критиками. На мой взгляд, эти приемы заставляют читателя «споткнуться», остановиться, вдуматься в смысл произведения.

Краткое, но емкое стихотворение "Мое оружие" задело с первого прочтения, поэтому решила не откладывать "в долгий ящик", а сразу отозваться свежей рецензией, выразить непосредственное – а значит, самое верное – впечатление. В очередной раз сделаю легкое лирическое отступление на тему, что я не профессиональный критик, а лишь искушенный читатель...

Итак, "Мое оружие". Не ошибусь, если назову стихотворение аксиологичным. Структура его соответствующая. В первой части изложена система ценностей, с позиции которой во второй части автор дает оценку словам, мыслям, шире – всей человеческой жизни. Заключает произведение простой и меж тем неизмеримо глубокий нравственный вывод. Формальной новизны мы здесь не найдем и все же... Ценю произведения простые и ясные, в которых авторская мысль выражена четко и неоднозначно, где писатель не только фокусирует наше внимание на проблеме, но и пытается по мере возможности наметить ее решение.

Мировоззрение, искренне и незамысловато выраженное здесь автором, оказалось во многом созвучным моему внутреннему ощущению. Как иначе выжить, выстоять, сохранить человеческое лицо, обрести свой путь и достойно пройти его в этом страшном и трудном мире, если твою сердцевину не питают и не укрепляют живительные соки религиозной веры?

Может быть, не столь важно даже, какой религии ты придерживаешься и ортодоксально ли выполняешь все ее предписания (здесь, вероятно, автор не согласится со мной). Когда у человека есть вера, когда он может облегчить свою душу молитвой, когда ощущает ответственность за свою жизнь перед Богом, существование его в этом земном воплощении более полно, осознанно и плодотворно.

"Молитва есть щит и оружие в брани на врагов", – учит нас православная Церковь. Об этом говорит в своем стихотворении и Александр Линде. "Молитва – щит", способный прикрыть лирического героя на поле битвы; вера же – это его "меч", "оружие" еще более серьезное: она способна не только спасти, защитить, поддержать – она помогает бороться, не оступиться в пути, благополучно достичь своей цели, если цель эта – твоя, если стремление к ней идет из глубины твоей души, если того хочет Бог. "Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11.1). При этом вера не есть только убеждение, она – прежде всего действие: "Вера без дел мертва" (Иак. 2:20).

Вера, проистекающая из души человека, сопровождаемая искренними молитвами как формой общения с Богом, пронизывающая всю жизнь верующего, определяющая все его слова и поступки, для человечества в целом является, таким образом, "твердью твердыни бытия" – духовной опорой земной тверди, сегодняшнего нашего пристанища.

Таким образом, первая половина стихотворения А. Линде говорит о вечных ценностях: религиозных и – верится – в будущем общечеловеческих.

Во второй части произведения, как уже было замечено, дается оценка человеческой жизни: "Слова бледнеют, / мыслей тонет невод..." Земное, сиюминутное, преходящее ставится в отношение подчинения Вечному.

Выскажу смелое предположение, что, когда поэт говорит о словах, он почти всегда подразумевает также литературное творчество. Поэтому можно допустить, что автор здесь рассуждает о природе поэтической стихии и о предназначении своей поэзии. Вместо поиска ярких, вызывающих слов и образов, за которыми – пустота, поэт предпочитает обратиться вовнутрь, в свою душу, сообщающуюся с Богом; превратиться в сосуд, через который в состоянии вдохновения потекут "непридуманные", искренние строки. Вот здесь особенно отчетливо представляется "огонь, мерцающий в сосуде", о котором писал Н. Заболоцкий. Здесь же как нельзя более уместна иллюстрация, стоящая в качестве "аватара" на авторской странице Александра Линде. Именно потому – "слова бледнеют".

Интересный, неожиданный образ – "невод мыслей". Имеются в виду, вероятно, мысли-проповеди, которые нацелены на то, чтобы призвать, собрать, "выловить" людей. Впрочем, всякое мнение высказывается с той целью, чтобы собрать вокруг себя единомышленников. Но теперь – "мыслей тонет невод": любые идеи, идущие от разума, плетущие сети, – ложны; истинны только вера, только душа, только Бог.

Поэтому гармонично звучат заключительные строки стихотворения:

"Господь, я пред тобой,
веди меня".

Заметим – без "изысков", без пестрого обрамления, без спутанных сетей человеческой идеологии. Все это остается снаружи, извне. Здесь, внутри, – только простота, искренность, смирение. В этом мудрость лирического героя, в этом мастерство и зрелость автора, сумевшего привести форму стихотворения в соответствие содержанию.

Меж тем, оформление произведения требует особого внимания. Думается, такое дробное его деление обусловлено больше содержательным моментом, нежели ритмическими потребностями. Впрочем, наличие рифмы (веры–невод, бытия–меня) позволяет при чтении воспринимать строфу как выдержанную целостность. Заметим здесь же, автор не избегает использования фонетически точных, но буквенно разных рифм. Я бы отнесла это скорее к достоинствам, нежели к недостаткам, поскольку такая смелость позволяет существенно обогатить стихотворную форму.

Скажем Александру Линде спасибо за удовольствие вечернего чтения и размышления. Приятно встречать на бескрайних и многотерпеливых сетевых просторах автора, в произведениях которого присутствует не только слог, но и мысль. Вернее, даже не столько мысль, сколько Дух. По крайней мере, его ощутимый поиск.

Комментариев нет:

Отправить комментарий